Николай Ярст: «Я не виновен и не признаюсь в том, чего не совершал»

20.09.2012

Николая Ярста – журналиста Общественного телевидения России заключили под домашний арест. 31 мая его обвинили в приобретении и хранении наркотических средств по ст.228 УК РФ, предусматривающей лишение свободы от 3 до 10 лет. Следователь СО Центрального района УВД Сочи Лиана Хачатрян обратилась в суд с требованием об изменении меры пресечения – с «подписки о невыезде» на «заключение под стражу». Но суд Центрального района Сочи, рассмотрев ходатайства обеих сторон, принял компромиссное решение – до суда Николай будет находиться под домашним арестом, теперь ему запрещено: выходить из дома, общаться с журналистами, звонить по телефону и пользоваться интернетом.
 

Примерно за час до начала судебного заседания у здания суда Центрального района собралось более 20 журналистов, все они пришли поддержать Николая Ярста. Еще накануне было собрано 80 подписей в его поддержку. 16 человек лично поручились за него и ходатайствовали перед судом – оставить его на свободе под их личную – моральную и материальную ответственность.

По словам, всех собравшихся - никто из коллег Николая не верит в его причастность к приобретению и хранению наркотиков, в котором его обвиняют. «При нашей работе, когда в любое время суток могут позвонить и дать задание - ехать на репортаж, это невозможно. Тут надо выбирать: или наркотики или работа», - считают коллеги Николая.

Согласно характеристикам с федеральных телеканалов ОТР и ТВЦ, где он работал в последние 10 лет, Ярст – ответственный и пунктуальный человек, хороший работник,  все отзывы о нем – только положительные. Но по версии следствия, которое уже вынесло обвинение, 23 мая Николай был задержан сотрудниками ДПС, которые обвинили его в том, что в его машине находился сверток с синтетическим наркотиком, весом 2,95 грамм.

Сам Николай утверждает, что никогда в жизни не принимал наркотиков, практически не употребляет спиртное и не курит. До начала суда Николай публично дал срезать волосы – как биоматериал для независимой экспертизы, которая должна подтвердить, что в его организме не содержится следов наркотических средств.

Почему следствие решило заключить Ярста под стражу, если до настоящего времени он ежедневно являлся в Центральное УВД для совершения следственных действий и никаким образом не нарушал правила полиции? По мнению Следователя СО Центрального района УВД Сочи Лианы Хачатрян, Николай не имеет в Сочи устойчивых социальных связей и оказывает давление на свидетелей. На что защита Ярста представила ходатайство 80 сочинских журналистов и 16 личных поручительств, это опровергло версию об отсутствии у Ярста в Сочи «устойчивых социальных связей».

Инспектор ДПС Дмитрий Братко, выступивший в суде с заявлением о том, что на него оказывается давление, сообщил, что 23 мая - в день задержания на всех крупных интернет-ресурсах появился ролик, где видно, как он совершает досмотр автомобиля журналиста, в ходе которого изымает наркотик, а Ярст обвиняет его в том, что наркотическое вещество подброшено им лично.

Защитник Ярста – Александр Попков представил в суд заявление, направленное им в следственный комитет, с требованием о проверке законности действий инспектора Дмитрия Братко. По его словам, до настоящего времени следствие даже не рассматривает вопрос о подлоге наркотиков и нарушениях закона со стороны сотрудников полиции. Сам Николай еще до суда сказал, что не мог и не может оказывать давление на сотрудников полиции.

Судья пообещал вынести решение через 15 минут, но вынесение решения затянулось на час. На вопрос: что ты будешь делать, если тебя арестуют и будут оказывать давление? Николай ответил так: будем продолжать работать и вместе с адвокатом доказывать мою невиновность. «Я ни под каким давлением не признаюсь в том, чего не совершал. Буду терпеть, другого выхода у меня нет», - сказал он.
 Как ранее сообщал Николай Ярст, его задержание и последующее уголовное преследование связано с его профессиональной деятельностью. В момент задержания он вместе со съемочной группой направлялся в Следственный комитет за комментариями к своему материалу о судьбе 7-летней Дианы Сердюковой.
Как сообщил ранее "Кавказский узел", женщина, которая находилась в одной машине с Николаем в момент задержания, представилась корреспонденту агентства Зоей Николаевой - тетей умершей год назад матери пропавшей девочки.

"Вместе с Николаем мы направлялись в Следственный комитет, - рассказала женщина. - Наркотики, несомненно, подбросили. И не сомневаюсь, что это было выгодно человеку, который удерживает дочь моей умершей племянницы. Это уроженец города Гагры, который со своей матерью снимает квартиру в Сочи. С моей племянницей Юлией Сердюковой он был знаком, но отцом ребенка не является.

После смерти Юлии эта семья стала претендовать на квартиру в центре Сочи, единственной наследницей которой стала 7-летняя Диана Сердюкова".
Николаева утверждает, что девочка была похищена. "Они хотят через ребенка завладеть наследством, - уверена она. - Ране они подавали соответствующий иск, и суд Центрального района удовлетворял их требования. Следователи и прокуроры в течение года уклоняются от розыска пропавшего ребенка. Администрация Сочи тоже.

Николай Ярст занимался собственным журналистским расследованием и, по-видимому, его дискредитация была очень выгодна тем, кто занимался сокрытием преступления по похищению ребенка", - сообщает «Кавказский узел».

Все коллеги журналиста уверены – он всегда защищал права людей, требовал соблюдения Закона, не оставаясь равнодушным к любой несправедливости, посвящал этому все свое время. Поэтому сам он - не мог нарушить Закон.
3 июня суд принял решение применить к Ярсту меру пресечения - домашний арест. Из зала суда Николай вышел вместе со своей семьей: женой и дочкой и адвокатом, без сопровождения сотрудников полиции.